80 лет назад в Японии был арестован советский разведчик Рихард Зорге

Наука



80 лет назад японской контрразведкой была схвачена основная часть резидентуры советского разведчика Рихарда Зорге во главе с ним самим. Спустя три года Зорге был казнен, однако в СССР до хрущевского времени не признавали его своим разведчиком. Лишь в 1964 году ему посмертно присвоили звание Героя Советского Союза и стали называть его именем улицы, школы и корабли. Почему так произошло, разбирается «Газета.Ru».

18 октября 1941 года в Японии был арестован легендарный советский разведчик Рихард Зорге и большая часть его группы. Два агента — Мияги и Одзаки — были схвачены накануне, впоследствии аресты членов резидентуры Зорге были продолжены: в январе 1942 года прошла вторая волна арестов на основании показаний первых арестованных.

При обыске в квартире «немецкого журналиста», расположенной в центре Токио, нашли фотоаппараты, наушники, телеграф, копировальный аппарат и три телеграммы, приготовленные для передачи радисту. Свидетельства шпионской деятельности обнаружили также на квартирах других членов его группы. Найденные документы и показания арестованных позволили расшифровать перехваченные ранее радиограммы, которые до ареста Зорге не поддавались расшифровке. Сообщения кодировались с использованием немецких статистических ежегодников.

Японские радиопеленгаторы еще с 1937 года фиксировали выход в эфир радистов Зорге, но не успевали к ним приблизиться. Каким образом японцам в конце концов удалось выйти на след неуловимой группы Зорге, до сих пор точно неизвестно.

Важнейшей информацией, переданной разведчиками из Токио в Москву, считается сообщение о том, что Япония не собирается в ближайшее время нападать на СССР, а намерена сосредоточиться на военных действиях против США. Ставка Верховного главнокомандования доверилась этой информации, сняла с восточных границ десятки дивизий, тысячи танков, самолетов и перебросила их на Западный фронт, под Москву, тем самым, вероятно, и решив исход войны. В результате многие специалисты по разведке, а также известные западные авторы шпионских романов считают Зорге «лучшим шпионом всех времен», «шпионом, который изменил мир», «самым грозным шпионом в истории», «блестящим», «безупречным», «сталинским Джеймсом Бондом». Его работой восхищались генерал армии США Дуглас Макартур, «двойной агент» Ким Филби, писатели Ян Флеминг, Том Клэнси и Лэнс Морроу, даже главный прокурор по делу Зорге Мицусада Ёсикава говорил: «За всю свою жизнь я никогда не встречал никого более великого, чем он», — что, впрочем, не помешало ему и его коллегам вынести Зорге смертный приговор.

Зорге был повешен 7 ноября 1944 года вместе со своим ближайшим помощником Хоцуми Одзаки. Его сердце билось еще несколько минут после того, как тело сняли с виселицы. Остальные члены его группы получили тюремные сроки, причем двое — пожизненные.

Гражданская жена Рихарда Зорге в Японии, Ханако Исии, организовала его перезахоронение из безымянной общей тюремной могилы, опознав по старым ранам, и навещала эту могилу вплоть до своей смерти в 2000 году. Она написала о нем несколько книг: «Зорге — человек» (1949), «Вся моя любовь — человеку Зорге» (1951) и др. Официальную жену Зорге, советскую немку Екатерину Максимову, НКВД арестовало в Москве в сентябре 1942 года (еще при жизни сидевшего в тюрьме разведчика) по подозрению в шпионаже — поводом послужил донос ее дальней родственницы. Она умерла в заключении в 1943 году и реабилитирована в 1964-м.

К судьбе самого Зорге Сталин большого интереса не проявил. По некоторым данным, ему предлагали обмен этого разведчика на нескольких японцев, но он отказался как признавать связь своего разведчика с СССР, так и вообще вести какие-либо переговоры на этот счет с противником, не желая раздражать своих союзников.

Не исключено также, что Сталин не простил Зорге сделку со следствием, на которую тот пошел в обмен на обещание пощадить Ханако Исию (которую даже не арестовали) и ряд членов его группы.

Интерес к деятельности группы Зорге вспыхнул на Западе уже после войны, в том числе и в США, где Зорге пытались обвинять в том, что он перенаправлял агрессию Японии с Советского Союза на Соединенные Штаты. В руки американцев попали японские архивы, относящиеся к работе группы Зорге, однако часть документов была утрачена. Постепенно книги и фильмы о «советском суперагенте» дошли до Хрущева, который в 1964 году приказал поднять соответствующие архивы и убедился, что все это соответствует правде. Рихард Зорге был посмертно удостоен звания Героя Советского Союза. С того времени в СССР — не только среди представителей спецслужб, но и среди всех слоев населения — распространился своего рода культ этого разведчика, спасавшего страну, которая его предала и забыла. Его именем были названы множество улиц, школ, кораблей и т.д., установлены многочисленные памятники.

Позже, наоборот, возникли споры: не было ли преувеличений, когда Хрущев обвинил Сталина в том, что тот игнорировал донесения советских разведчиков, в частности, Рихарда Зорге, предупреждавшего о неминуемом нападении Германии на Советский Союз и даже называл конкретную дату. Выясняется, что наряду с настоящей датой (22 июня 1941 года) разведчики многократно озвучивали ряд других, ложных — например, в конце мая, 15 июня и др. Немцы сознательно дезинформировали советское военное командование через германских атташе в нейтральных странах, да и вообще, похоже, неоднократно произвольно переносили сроки начала операции «Барбаросса». Тем не менее сама информация о скором нападении, которую передавал раз за разом Зорге, оказалась верной.

Личность самого Зорге, работавшего также под псевдонимами «Рамзай», «Инсон» и «Зонтер», в немалой степени интриговала западных поклонников «советского супершпиона». Теперь о его жизни известно многое. Он родился в 1895 году в многодетной семье немецкого инженера Густава Вильгельма Рихарда Зорге, занимавшегося нефтедобычей на фирме Нобеля на Бакинских промыслах. Двоюродный дед Рихарда — Фридрих Адольф Зорге — был одним из руководителей Первого интернационала и секретарем Карла Маркса, однако сам юный Рихард, в 1898 году вместе с семьей уехавший из России в Германию и не знавший русского языка, поначалу был далек от революционных идей и считал себя германским патриотом.

В октябре 1914 года, бросив образование, Рихард добровольцем отправился на западный фронт в составе немецкой армии. Он попал в артиллерию, был несколько раз сильно ранен, произведен в унтер-офицеры и награжден Железным крестом II степени. Участвовал, в частности, в боевых операциях под стенами французской крепости Верден, в так называемой Верденской мясорубке. В апреле 1917 года был очень тяжело ранен разрывом снаряда, трое суток провисел на колючей проволоке, выжил, но стал инвалидом. После операции одна его нога выглядела короче другой на несколько сантиметров. В госпитале произошло перерождение будущего разведчика — он сблизился с левыми социалистами, принял учение Маркса и писал об этом позже так: «Мировая война… оказала глубочайшее влияние на всю мою жизнь. Думаю, что какое бы влияние я ни испытал со стороны других различных факторов, только из-за этой войны я стал коммунистом». После демобилизации он получил наконец среднее образование, затем высшее, а в августе 1919 года стал обладателем степени по экономике Гамбургского университета. В то же время началась его журналистская и революционная деятельность. В ноябре 1918 года в Киле он участвует в матросском бунте, а в 1919 году вступает в Коммунистическую партию Германии.

В начале 1920-х Зорге редактировал партийную газету и был научным сотрудником Франкфуртского института социальных исследований (знаменитая «Франкфуртская школа»). После запрета деятельности компартии Зорге в 1925 году оказывается в Москве, вступает в ВКП(б), получает советское гражданство и работает в аппарате Коминтерна. А в 1929 году он был завербован разведкой и переходит на работу в Разведупр РККА, начинаются его миссии сначала в западные страны, затем в Китай и, наконец, в 1933 году его направляют в Японию под видом корреспондента влиятельных немецких газет.

Параллельно Зорге заводит полезные знакомства в Германии, вступает в нацистскую Национал-социалистическую немецкую рабочую партию и делится с немецкой разведкой данными о военной промышленности Японии. В 1938 году Зорге получает место пресс-секретаря при германском посольстве, доступ к секретным документам и дружит с военным атташе, а позже с германским послом в Японии Ойгеном Оттом, который безгранично доверял советскому разведчику.

После ареста Зорге Ойген Отт отказывался верить в его виновность, убеждал в этом свое начальство, которое требовало выпустить разведчика из японских застенков. Однако доказательства японской разведки были неопровержимы, и после ознакомления с ними Гитлер уже лично требовал от японских властей выдачи предателя, но снова безуспешно.

«То, что я успешно проник в посольство Германии в Японии и завоевал абсолютное доверие людей, и было основанием моей деятельности в Японии… Даже в Москве тот факт, что я стал работать в посольстве и использовал это для своих шпионских целей, оценивается как чрезвычайно удивительная, не имеющая аналогов в истории вещь», — с гордостью говорил Зорге на следствии.

Сочетание «социальной инженерии» и хорошо продуманных технических средств и приемов обеспечило ему свое место в истории, послужило причиной того, что еще долго многие разведки и контрразведки мира со всей тщательностью изучали опыт Рихарда Зорге. Однако самым удивительным остается тот факт, что костяк группы Зорге составляли люди глубоко идейные, работающие даже не за деньги, а ради достижения каких-то высших целей. Даже на расследование возможной антиамериканской деятельности Рихарда Зорге США потратили больше денег, чем те суммы, что перечислила на работу своей японской резидентуры советская разведка.



Источник

Оцените статью
Техно-новости на TechFans