Российский ученый рассказал, что понадобится для жизни на Венере

Наука

Круг замкнулся! На Венере найден второй признак жизни. Если британские ученые недавно объявили о наличии в атмосфере второй от Солнца планеты продукта метаболизма, – фосфина, то их индийские коллеги «порадовали» веществом, с которого жизнь только начинается — глицином. Оба были найдены в венерианской атмосфере. О том, насколько сегодня велик интерес к нашей соседке по земной группе, когда Россия снова сможет приземлиться на ее поверхности после первой миссии 1985 года, мы поговорили с заведующим отделом физики планет Института космических исследований РАН, членом-корреспондентом РАН Олегом Кораблевым.

– Олег Игоревич, индийские ученые из Миднапурского колледжа в Западной Бенгалии сообщают, что нашли аминокислоту глицин в средних широтах Венеры, ближе к экватору. Если учесть, что еще раньше британцы увидели в венерианских облаках продукт жизнедеятельности фосфин, можно ли утверждать, что шансы встретить жизнь на этой планете возросли? 

— Не надо торопиться с выводами. Статья индийских ученых – препринт, она еще не прошла рецензирование, экспертную проверку научного сообщества. Они показали очень красивые спектральные линии, и связали их с глицином, я бы даже сказал подозрительно красивые… Как бы это в итоге не оказалось другим, известным веществом. И по поводу фосфина, только вышла статья группы французских ученых, в которых ставится под сомнение его наличие в облаках Венеры. Пока они не подтверждают его присутствие на высоте 60 км от поверхности, где его увидела группа из Университета Кардиффа (Великобритания). Я знаю и об еще одной готовящейся статье, где критикуют выводы относительно фосфина.

 Если фосфин – возможный продут жизнедеятельности анаэробных бактерий, то глицин, аминокислота  —кирпичик, предвестник жизни. К примеру, доказано, что он имеется  в некоторых кометах, чья поверхность, словно коркой, покрыта слоем органики. Но вовсе не факт, что на тех кометах есть жизнь в том виде, в каком мы привыкли ее видеть. 

    И тем не менее я сторонник того, чтобы продолжать исследования. Как говорил в свое время мой научный руководитель Владимир Анатольевич Краснопольский: «Что там ваш Марс, — вот на Венере богатая атмосфера, ее надо изучать!». Не исключено, что рано или поздно мы действительно найдем в жизнь в облаках Венеры.

– Недавно в Совете по космосу РАН обсуждали предложения Роскосмоса разработать национальную программу исследования Венеры с 2027 по 2035 годы. В частности, там говорилось, что в указанные сроки следует направить на эту планету аппараты, взять пробы грунта и привезти их на Землю. Реально ли это предложение?

– Нам как ученым, занимающимся космическими исследованиями, конечно, хотелось бы участвовать в таких амбициозных программах. Но Совет по космосу рекомендовал все же придерживаться принципа постепенности, продвигаться вперед по мере наращивания сложности проектов. Вначале надо провести исследования Венеры традиционными способами, восстановить технологии, которыми мы много лет не пользовались. Люди, которыми этим занимались, уже не работают, а новое поколение надо еще обучить. Грунт очень интересен, также, как и образцы венерианской атмосферы, которые тоже можно было бы привезти на Землю. Но надо не просто что-то схватить и привезти. Важно получить данные о геологическом контексте, специфической среде, из которой мы собираемся взять образцы. Вот привезем мы, к примеру, образец грунта, а в каких условиях его хранить на Земле, непонятно. Надо сначала воссоздать подходящие условия  с соответствующими температурой и давлением. 

–Что еще именно требуется учесть при новых миссиях на Венеру?

– К примеру, как именно будет взаимодействовать венерианская атмосфера с контейнером, в котором мы будем ее перевозить. Он должен быть изготовлен из нейтрального вещества, чтобы оно не взаимодействовало с кислотной средой (известно же, что в атмосфере Венеры имеются капельки серной кислоты), чтобы образец остался целым, не выпал в осадок. То есть помимо технической сложности возврата (должен быть продуман многоступенчатый выход на орбиту вокруг Венеры, встреча космических кораблей на орбите и полет к Земле), нужно до мелочей проработать и вопросы взаимодействия материалов.

– А есть идеи по продлению жизни аппарата на поверхности Венеры?

– Это очень непростой вопрос. Спускаемые аппараты серий «Венера» и «ВеГа» (1975-84 годы) работали на поверхности максимум чуть более двух часов. Больше не выдерживает теплозащита. Примерно также обстоят дела и теперь. Можно пытаться делать устройства, способные работать при «нормальной» температуре на поверхности Венеры (почти 500°C). Но ясно, что так можно сделать только простые приборы, скорее датчики. Представьте теперь, каким должен быть посадочный аппарат, чтобы успеть взять пробы, поднять их на «безопасную» высоту, откуда доставить на орбиту, а затем на Землю? Предлагаются разные варианты. Может, это будет гофрированная металлическая «банка», сильфон, который может расшириться и «всплыть» с поверхности. У американцев, кстати, обсуждалась идея сделать похожий аппарат, чем-то напоминающий лягушку, который, чтобы не сгореть на поверхности Венеры, периодически поднимался до безопасных высот, где температура и давление сродни земным, а потом «перепрыгивал» на новую территорию. Таким образом можно было бы исследовать разные участки и не повредить аппарат.

– Есть ли особо интересные места на Венере, к которым уже присматриваются специалисты?

– На Венере несколько типов поверхности. Самые интересные с геологической точки зрения тессеры — пересеченные участки рельефа поверхности Венеры, сверху похожие на черепицу. Но их всегда избегают при выборе места посадки, чтобы аппарат не перевернулся, наткнувшись на какой-нибудь камень. Но в том и заключается парадокс — самые сложные участки Венеры —  самые интересные.

Опубликован в газете «Московский комсомолец» №28396 от 22 октября 2020

Заголовок в газете:
Венера особого внимания

Источник: https://www.mk.ru/science/2020/10/20/rossiyskiy-uchenyy-rasskazal-chto-ponadobitsya-dlya-zhizni-na-venere.html

Оцените статью
Техно-новости на TechFans
Добавить комментарий